chuzhoi
Чужие, вас боятся не потому, что уважают, а потому, что вы страшные!
А по ночам мы выходим смотреть на звезды. Скоро, очень скоро полярная ночь вступит в свои права, и тогда небо будет усеяно звездами круглые сутки. И тогда уже необязательно будет лезть на крышу, можно просто лечь в снег и часами, не отрываясь, смотреть в небо. Такого количества звезд я не видел даже в летних небесах Украины, может, потому что плохо смотрел. Я не придавал значения количеству видимых на небе звезд, пока однажды не попытался доказать, что "небо везде одинаковое". Зачем, зачем я это тогда сделал? Никто не знает. Но небо большого города не показало ничего, кроме пары десятков самых ярких звездочек. Можно было разглядеть и другие, если напрячь глаза. Я подумал, что просто стал хуже видеть, или мои воспоминания о небесах севера подменились ложными придуманными или увиденными где-то картинками. Но нет, вернувшись сюда несколько лет назад, я убедился: моя память не запомнила и половины звезд этого неба. Я вообще не представляю, как разделять эти мириады звезд на созвездия или различать, на каком они находятся расстоянии. Не смотря на успехи в школьной астрономии, мой край - это разыскать Медведицу над Питером. Хотя я так до конца и не уверен, что это она. Но найти созвездие здесь?
Звезды прекрасны. Их количество ничуть не забивает взгляд, когда разглядываешь небо полярной ночью. Воздух здесь очень чистый и прозрачный, и кажется, что от небосвода тебя отделяет только расстояние, о котором легко забыть, забравшись повыше. Главное чтобы в поле зрения не попадали крыши домов. А таких мест здесь полно, начиная с этих самых крыш (домов выше девяти этажей здесь в принципе нет, а некоторые еще и находятся на возвышенностях) и заканчивая вершинами сопок. Сопки даже предпочтительнее, тогда не слышно ни шума машин, ни шелеста крыш на ветру.
Я помню пожилого учителя, который преподавал нам астрономию. Через пару лет этот предмет убрали из школьной программы, и он остался не у дел, но тогда это был пожалуй единственный урок, на который весь класс ходил с удовольствием. Однажды он сказал нам одеться потеплее к следующему уроку, обещая сводить нас на экскурсию. В городе, который можно пройти из одного конца в другой за десять минут, экскурсии водить попросту некуда, так что все мы были порядком удивлены и заинтригованы.
Ещё больше мы удивились, когда все остальные уроки оказались отменены. Просто потому, что он так попросил. Я ещё понимаю математику и физкультуру, их у нас преподавали понимающие учителя. Но вот учительница ИЗО, к примеру, не отменяла занятий даже во время штормового предупреждения. На следующей неделе она, конечно, не преминула высказаться по поводу пропущенного урока, но дальше этого дело не пошло.
Мы вышли из школы в восемь утра, зимой в такое время здесь очень темно и тихо. И довольно холодно, но холод этот переносится много легче, чем где-нибудь в Питере. Если нет ветра, то минус двадцать это отличная прогулочная погода, главное тепло одеться. Поначалу наша экскурсия и была обычной прогулкой, пока учитель бодрым шагом не свернул в сторону сопок. Там уже приходилось смотреть под ноги, потому что эта дорога - занесённое снегом болото, - хоть и излазана вдоль и поперек в детстве, но все же достаточно коварна. Не сговариваясь, мы выстроились гуськом и шли след в след, как привыкли передвигаться по свежевыпавшему снегу.
Он привёл нас к сопкам и стал подниматься наверх по одному ему видимой тропе. Тут пришлось стать еще более осторожными и следить за девчонками, но сложностей ни с кем не возникло, потому что практически все в детстве лазали и по более крутым местам. И все же тогда мне очень понравилась его вера в нас. Он ни разу не предложил помощи там, где она не нужна, и не спрашивал каждые пять секунд, не устал ли кто. Единственное предупреждение от него мы услышали уже наверху, когда выбрались на широкую вершину сопки, где двум десяткам людей все же было тесновато.
- Так, а теперь взялись за руки, чтобы голова не закружилась, и смотрим вверх.
Одиннадцатый класс, и за руки? Мы все же послушались, хотя для некоторых это было неловко. Но предупреждение действительно оказалось не лишним: стоять с задраной головой и смотреть в небо на такой высоте небезопасно.
Учитель тыкал пальцами в небо и называл знакомые по картам звезды, чертил рукой созвездия, отвечал на вопросы. Я сомневаюсь, что ему удалось тогда указать на звезду так, чтобы все точно поняли, что речь идет именно об этой конкретной звезде - их так много, и не различить толком, не вычислить самую яркую, не понять, принадлежит ли она какому-то созвездию. Один раз он сам запутался, плюнул на приличия и растянулся на снегу, чтобы лучше видеть картинку. Мы не задумываясь последовали его примеру. Через некоторое время поток объяснений иссяк, все равно точно уяснить положение звезд удалось лишь двоим из учеников, остальные так и тыкали наугад. Вопросов тоже становилось все меньше, и под конец мы просто лежали и смотрели в небо, пока наконец учитель не решил, что пришло время расходиться по домам.
С тех пор я всегда прихожу сюда, когда хочется привести мысли в порядок. Но лежать ночью на голом камне слишком холодно даже в тёплой одежде, так что приходится выбираться на крышу.
- Зима близко, - говорю я, и она не отвечает.

@темы: winter, umie, memory, diary